45 минут правды. Голубева. Мамы они такие..

Главная » Актуально » 45 минут правды. Голубева. Мамы они такие..
16.05.2018
0
1 345
«Слуга народа» продолжает общаться с интересными людьми нашего города. Сегодня в прицеле нашей лампы Елена Голубева: очень противоречивая, очень яркая, но профессиональная общественница нашего города

 

 — Скажите мне, как главная мама в городе – насколько сейчас благоприятно рожать детей и  вообще заниматься семьей?

 — Детей будут рожать всегда.  При любых обстоятельствах и любых условиях. Инстинкт продолжения рода силен и для многих людей дети являются неким мотиватором – если не основным, то самым главным. Для того чтобы что-то делать в этой жизни. Другое дело – много или мало… Хороших или плохих, здоровых или больных…Талантливых или обыкновенных… Это конечно определяется теми условиями, того региона в котором живут люди…

 

 — А в Севастополе?

 — Семья принимает решение о рождении второго или третьего ребенка в силу двух обстоятельств, первое – это жилье, второе – это стабильный, устойчивый источник дохода. Статистика в Севастополе на протяжении многих лет неизменна – рождается в среднем 5 тысяч детей в год и  каких-то всплесков, падений нет. Есть некий естественный прирост населения характерный для нашего региона.

 

 — Это не зависит от катаклизмов?

 — Это естественно. Создаются семьи, подрастают дети, переходят из категории молодежи в категорию среднего возраста, создают семьи и рожают детей. Конечно говорить о приросте рождаемости, значительном приросте не приходится, потому что нет у нас производства. Нет производства – нет стабильной зарплаты у отцов и матерей, и нет возможности праведными путями улучшать свои жилищные условия. То есть цена квадратного метра очень дорога, денег не хватает… Хотя есть семьи которые готовы и хотят этого , но не могут в силу этого себе позволить.

Конечно государство на региональном уровне делает определенные попытки, тут мы им тоже помогаем….

 

— Например?

 — В частности программа Жилище, помогающее улучшать жилищные условия молодым семьям. Конечно, не каждая семья имеет возможность принять участие в этой программе. Там процедура с оформлением документов, с подачей, с условиями – сколько человек должен прожить в Севастополе – 10 лет, чтобы он имел право стать на жилищную очередь…. И опять же квадратные метры , вернее стоимость не дает возможности приобрести жилье исключительно за государственные деньги — необходимо иметь либо кредитные, либо собственные ресурсы, чтобы доложить и купить требуемое жилье той же семье из 4-х человек.

Еще  один немаловажных момент – это программа поддержки многодетных семей. Во многих регионах Российской Федерации, мы сейчас этим занимаемся, изучаем вопрос – местные  региональные власти не ограничиваются только лишь денежной субсидией на школьную форму или выплатами за рождение третьего ребенка, а программы многодетных семей составлены более комплексно и охватывают различные стороны.

Мы разработали программу многодетных семей, чтобы она включала не только расходы на школьную форму , но и включала, например, зубопротезирование.

Если женщина родила четверых, очевидно, что у нее могут быть проблемы. Почему бы государству не благодарить ее за произведенных за свет детей. Вроде бы мелочи…

 

На сегодняшний день президент определил, что основная ценность государства – это человек. Сегодняшний и завтрашний…

 — Но этот ориентир должен подкрепляться определенной системой, системной работой. И, к сожалению, эта работа должна была начать еще вчера, потому что дети не могут ждать завтра – они уже есть сегодня и сегодня у них есть потребности и надобности. Но к сожалению вопрос детства всегда становится где-то позади ЖКХ, дорог и еще чего-то… А между тем он  — первоочередной, потому что из детей в молодежь переходят очень быстро…

 

 — Что работает из программ, что нет и почему?

 — Работает губернаторская программа по поддержке талантливых и одаренных детей из многодетных семей – дети получают стипендии за то что они уже сегодня достойные граждане. Замечательная  программа, но я считаю что она не полная, что кроме того что они финансово поддерживаются –

им необходимо признание, о таких детях нужно рассказывать. Такой пример важен для других родителей.

За счет этого мы должны расширять круг талантливых детей. Если они будут героями новостных репортажей, а не те, кто убил или украл…Тут перекос информационной политики. В своих локальных группах мы пытаемся это делать  и рассказывать, что есть  успешные семьи, есть успешные дети и родители рассказывают чем они в конце концов кормят этих талантливых детей, что они и поют и танцуют…

К сожалению, у нас большой провал в досуговой сфере для подростков. У нас есть прекрасные праздники для малышей. А старшеклассники – с пятого класса до одиннадцатого у нас практически нигде не проводятся никакие мероприятия…

 

  — Кружки?

 — Кружки уже для этих детей не в приоритете. Дети хотят общаться, дети хотят проводить время интересно. Но у нас почему-то проводится благотворительный бал для офицеров и не очень молодых леди, на который выделяется правительством более миллиона рублей, но у нас нет такого же большого бала для талантливой и одаренной молодежи, для выпускников, для победителей всего-всего…

 

 — Почему вы это сами не организовываете?

 — Мы хотим это организовывать, но такие инициативы связаны с привлечением правительства. Они могут оказать поддержку. Когда вы организовываете мероприятие, в котором больше трех человек, вам нужно разрешение.

 

 — А вы предлагали?

 — Мы постоянно вступаем с правительством в поиск каких-то точек для конструктивной работы…

Часто и постоянно мы пишем письма в правительство по различным тематикам, демонстрируя и заинтересованность нашу в разрешении этих вопросов и предлагая свою помощь в участии… Но процесс нашей коммуникации напоминает игру в одни ворота – мы пишем , что можем помочь, а дальше ничего не происходит…

 

 — Вы нелюбимые дети правительства?

 — Совершенно верно. Примерно так. Мы – сироты.

 

 — Почему так? Это не самые главные для них сейчас проблемы

 — Система государственная сейчас инертна. Сумасшедшие в хорошем смысле общественники  и дают возможность этой машине двигаться и учитывать потребности сегодняшнего времени. Когда я смотрю в сводках, что Навальный собирает детские митинги, привлекая молодежь в участии в политических процессах, я прекрасно понимаю, что государство не привлекает эту молодежь в участии в каких-то иных процессах.

К сожалению у нас в правительстве, во власти пропали люди с государственным мышлением, которые смотрят в завтрашний день и хотят не здесь и сейчас…

 

 — А нельзя ли какие-то законы, обязывающие правительство заботиться о детях провести через наше заксобрание?

 — Не смотря на то, что мы организация детская, мы дважды обращались к заксобранию  с просьбой усовершенствовать уже существующие законы , в части устранения в них дискриминационных факторов по отношению к детям.

 

 — Например?

 — Закон об оздоровлении детей. Суть доработки следующая – у нас дети имеют право на бесплатное  оздоровление в возрасте с 7 до 16 лет. А что до семи лет  — не дети?

Или они не болеют? По всему Крыму сохранились санатории типа «мать и дитя» – куда может приехать больной ребенок со своей матерью, стоящий на диспансерном учете.

И деньги есть. Но в законе это не прописано.

 

 — И…?

 — Ответы депутатов поражали. Все ссылались на то, что общественная организация не может быть субъектом законотворчества.

 

 — Да. Но они могли сами выступить…

  — Совершенно верно. Но никто на себя взять не захотел.

 

 — Так и повисло?

 — Да. Ответы [депутата засксборания Виктора] Посметного – денег в бюджете нет, пусть застройщики платят больше налогов и тогда может быть…  Колесников   написал в ответе юридическую ахинею  — у вас нету права, по сути не ответил.

Попросил привести всех матерей, у которых дети больные – и вот он лично сам будет решать, а дескать я не могу выступать от имени членов организации…

А мы оценивали сколько детей могут получить оздоровление в случае внесения этой поправки – оказалось 350- 400 человек. Это конкретные дети, от 3-х до 6-ти лет, которые имеют конкретные диагнозы, которые имеют статус инвалидов, но тем не менее они не нужны сегодняшним депутатам…

 

 — А правительство?

 — Здесь тоже. Одна строчка! Чтобы правительство  просто вставило в документ – обеспечение детей сирот подгузниками. До смешного доходило. Есть постановление об обеспечении детей-сирот необходимым. И там перечень. Чтобы ребенок жил комфортно.  Все там есть, кроме одной строчки – подгузники.

 

 — Это чей уровень?

 — Региональный. Нету, забыли эту строчку. В Самаре есть, в Удмуртии есть, в Севастополе нет этой строчки. И на протяжении трех лет волонтеры, добрые люди и социально ответственный бизнес за свои средства покупают и везут. В дом малютки и в детский дом.

 

 — Кому сейчас, вот завтра, нужно встать и дописать эту строчку? Это вопрос трех минут…

 — Примерно да. За это отвечает Борисенко. Вот в это постановление нужно вставить строчку, провести на заседании правительства, губернатор подписывает – внести изменения…

 

 — И все?

  — Детские дома нам говорят – мы сами все закупим, деньги есть. Строчки нет!

Они еще в декабре давали нам ответ – да, надо, внесем. Май на дворе – не внесли! Дети не могут ждать эти четыре месяца!

Я бы Овсянникову четыре бы поклона отбила бы лично и персонально, может даже пять, если бы реакция правительства была бы если не молниеносной, то хотя бы оперативной. 

 

 — Может быть сменить риторику и мягко напоминать этим гордым людям?

 — Я за всю практику своей общественной работы испробовала, различные пути и способы. Я просила мягко, нежно, я ходила лично на приемы. Кланялась. Жестко подходила. По-всякому. Не работает.

 

 — Но кроме вас есть еще ОП, есть закс, где люди тоже имеют детей и ментально они севастопольцы. Почему они не решают эти проблемы?

 — Не знаю. Не хочется никого обижать… Мы с [депутатом заскобрания Татьяной] Сандуловой сотрудничали, пока она не стала депутатом… Посметный до избрания в депутаты…. Как только стал – не слышал ни разу инициативы от него.

 

 — Если бы хотя бы раз в месяц с вами бы решали проблемы детей, что бы вы могли бы сделать?

 — Построила бы, сравняла и еще раз построила! И все ходили бы чистые и умытые (смеется) Здесь же идет вопрос о возможности диалога. Мне претит бегать по кабинетам и заглядывать в глаза.

 

 — От вас этого ждут?

 — Не знаю. Я строю свою работу в правовом русле.  Я написала письмо – жду от них ответа.

 

 — Может их надо уговаривать? Чего они хотят?

 — Человек хотящий он и слышать умеет.. Я ведь не делаю то, что хочу я, я делаю то, о чем меня просят. А люди, которым больше всех надо – они белые вороны. В нашем обществе это так…

 

 — Но есть еще ОП, которая имеет право законодательной инициативы, которая имеет право докладывать губернатору о проблемах…

 — С ними вообще все замечательно… Я бы, честно, очень хотела бы посмотреть на те регионы где ОП успешно работает…А у нас – каждый общественник  — это гетман. А когда два гетмана собираются…

И когда общественная палата формировалась, когда на улицах хватали людей и под видом общественников заводили в палату и придавали им некий легальный статус,

я была в глубоком декрете и в этом маскараде участие не приняла.

Вступить в какую-то коалицию между общественниками? Это нереально. Сложно. Потому что каждый общественник мнит себя наполеоном, а тут еще я – Екатерина Вторая (смеется)… И всем сразу становится не по дороге.

Я добрую половину общественников в ОП в глаза не видала ни в 2006, ни седьмом, ни в восьмом, ни в десятом ни в одиннадцатом их тоже не видела!

После «Русской весны» активность гражданского самосознания и всколыхнули в этих людях что они что-то могут. И они внезапно стали общественниками.

 

 

— А кто такой общественник в вашем понимании? Сколько людей за ним должно быть, чтобы он считался общественником? Сколько дел он должен сделать?

 — Начнем с дел. Общественник – это прежде всего человек с обостренным чувством справедливости, с желанием улучшить жизнь не свою, который живет по принципу – вместе мы можем больше, объединяя вокруг себя людей – неважно  — жителей дома или другие общественные  организации, который может стать неким центром притяжения и который это делает не ради самовозвышения, а для сотворения каких то дел, реализации каких то проектов.  Главное иметь желание и единомышленников. И тогда все складывается.

Вот например  есть Наталья Морозова , которая занимается лет десять бездомными животными. Она  — специалист. У нее работающий проект, люди. Ее нет в ОП. Есть Голубева, которая занимается детьми и ее нет в ОП.

Но зато там есть люди, у которых нет никаких проектов. Я до сих пор не могу понять – а вы вообще чем занимались? Покажите мне ваше портфолио. Покажите мне заметку в газете про вас…Что вы сделали? 

Покажите, что вы объединили трех-пять жильцов своего подъезда и покрасили двор…

А что там кто-то прошел на параде с медалью? Общественная работа – это работа с людьми. Покажите, что вы их объединили… Ну Донец, он там застройки отстаивал. Мишина  — знаю. Но его нет в общественной палате. Величко – она занимается многодетными семьями, возглавляет совет. Она – специалист, за котороым стоят люди и конкретные дела. И ее там нет…

Кто там эти люди?

 

— Что будете делать в 19-м году?

 — Я свой электорат давно формирую. Да, собираюсь.

 

 — Зачем?

 — Полномочия. Я бы не собиралась никуда, потому что понимаю, что тут спокойнее, чем кресла, мандаты, заседания, возложения, награждения – это все это суетно, хлопотно и зачастую неблагодарно.. Если бы у нас здесь были люди, которые были бы способны решать те вопросы, которыми я занимаюсь, или помогать мне делать то дело, которому я посвящаю время…

 

 — Тогда ваш уровень – помощник депутата…

 — Да. Предпочитаю быть бойцом невидимого фронта…Главное – чтобы решалось…

 

 — Осенью будет формироваться новая ОП

 — Либо пойду я, либо буду кого-то делегировать от организации.

 

 — Думаете вам позволят?

 — А почему нет? Будем обсуждать.

 

 — От какой группировки?

 — Я буду подавать от кого угодно. В соответствии с законодательством.

 

 — То есть вы вне политики?

 — Я вне кулуарщины и интриг. У меня не гибкая спина. Тут либо работать с теми, с кем не стыдно, либо быть одиночкой. Когда ты не уверен в членах своей команды – когда Посметный несет чушь, или подставляют как Гладков…. Не хочется.

Мне в Москву не надо, а за нами море…

 

 — И последний вопрос – если бы была ваша воля и возможности – что бы сделали? Глобальное, важное…

 — Городской детский парк.

 

comments powered by HyperComments Тимофей Шумов
Подписывайтесь на нас в Telegram
Мы в Telegram
Поделиться в социальных сетях
Популярные новости