Дозвониться до Кремля

Новости Севастополя и России » Актуально » Дозвониться до Кремля
15.12.2018
0
1 394
Недавно президент Украины Петр Порошенко пожаловался, что сразу после пограничного инцидента в Керченском проливе ему не удалось дозвониться до российского коллеги Владимира Путина. В Москве подтвердили: телефонный разговор между лидерами действительно не состоялся и в ближайшее время Кремлем не планируется
Дозвониться до Кремля

 

Этот случай в очередной раз вызвал вопросы о том, как, собственно, происходит телефонное общение между главами государств и правительств, насколько оно защищено и каким образом хулиганам-пранкерам время от времени удается дозвониться до самых важных в мире персон. РИА Новости нашло ответы.

 

«Позвони мне, позвони»

То, что Порошенко «не дозвонился» Путину, в практике межгосударственных отношений редко, но случается. И речь, конечно же, идет не о том, что президент Украины набирал номер, а президент России не брал трубку или сбрасывал звонки.

Телефонному разговору между высшими должностными лицами предшествует целый ряд обязательных процедур, и готовится такая беседа не менее тщательно, чем очные переговоры.

«Как правило, предложение «поговорить по телефону» передается заинтересованной стороной по дипломатическим каналам — через МИД или его заграничное представительство, то есть посольство», — рассказывает РИА Новости Владимир Шевченко, десять лет возглавлявший кремлевскую службу протокола — при президенте СССР Михаиле Горбачеве и президенте России Борисе Ельцине.

Делая такое предложение, указывают время контакта и темы разговора. Может быть приведен примерный перечень вопросов, которые предлагается обсудить, хотя дипломатическая этика и не требует этого в обязательном порядке.

«То, что обычно спрашивают секретарши руководителей: «А по какому вопросу?» — от сотрудников службы протокола вы вряд ли услышите», — усмехается Шевченко.

Впрочем, в последние годы представления о дипломатической этике довольно сильно сместились, отмечает он.

 

«Абонент недоступен»

Согласуется не только тематика разговора, но и время звонка. Если предложенное время не устраивает сторону, которую приглашают к беседе, та озвучивает свой вариант. Причины указывают самые разные: плотный график, отсутствие лидера в зоне доступа, состояние его здоровья. Но все это на самом деле может служить лишь поводом для того, чтобы перенести звонок или вовсе отказаться от общения.

Впрочем, отказывают и без объяснения причин — например, с формулировкой «к сожалению, разговор не может состояться». Такое, по словам Владимира Шевченко, происходит, когда «недоступный абонент» просто не видит смысла в контакте, считает его бесполезным или даже вредным. Вот и Владимир Путин объяснил отказ общаться с Петром Порошенко нежеланием участвовать в его избирательной кампании.

«Согласование телефонного разговора может занять не только несколько часов, но и несколько дней — все зависит от конкретной ситуации», — говорит заведующий кафедрой дипломатии МГИМО Александр Панов, в прошлом — посол России в Южной Корее, Японии, Норвегии и заместитель министра иностранных дел.

«Конкретная ситуация» — это плотность рабочего графика глав государств, возможные разногласия по повестке беседы, а также личные отношения руководителей: дружески-доверительные, нейтральные, натянутые или даже враждебные.

Тем не менее разговоры с лидерами стран, с которыми у России много разногласий, происходили и происходят регулярно.

И Александр Панов, и Владимир Шевченко подчеркивают: все вышесказанное не имеет отношения к особым, экстренным случаям, когда руководителям необходимо срочное общение в режиме горячей линии. Тогда они быстро, без предварительных обсуждений, вступают в переговоры. Подобный канал связывает Кремль и Белый дом, а раньше — и всех лидеров «Большой семерки». Кроме того, между Москвой и Вашингтоном постоянно открыта горячая линия в текстовом режиме.

 

Люди на линии

Главы государств никогда не беседуют по телефону наедине. Протокол требует переводчиков с обеих сторон, даже если оба лидера могут свободно общаться на одном языке.

«Сегодня языками владеют практически все: Ангела Меркель говорит и понимает по-русски, Владимир Путин свободно владеет немецким и неплохо — английским. Однако одно дело беседовать тет-а-тет где-то на лужайке, другое — вести важный разговор по телефону. От точности формулировок зависит многое: неудачное выражение, возникшая двусмысленность способны повлечь очень неприятные последствия», — говорит Владимир Шевченко.

Переводчику приходится не только молниеносно переводить (обычно не синхронно, а последовательно) своего руководителя, но иногда исправлять явные его оговорки — на собственный страх и риск. 

Потому роль переводчиков в телефонном разговоре глав государств трудно переоценить.

По воспоминаниям ветеранов этого цеха, легче всего им было работать с Брежневым — он «никогда не нес отсебятину», читал заранее подготовленный текст, экземпляр которого был и у переводчика.

Если президент России ведет разговор из Кремля или из подмосковной резиденции, переводчик обычно находится в своем рабочем помещении в здании МИД. На линии могут быть и другие лица — технические специалисты, которые следят за качеством и бесперебойностью связи, офицеры службы безопасности.

 

Кто у аппарата?

Первый телефонный разговор состоялся 10 марта 1876 года в Великобритании между изобретателем этого вида связи Александром Беллом и его помощником Томасом Ватсоном. С тех пор телефония непрерывно совершенствовалась — в том числе и с точки зрения защиты безопасности информации, передаваемой таким образом.

В Россию телефоны пришли в конце XIX века. В 1881 году в Гатчинском дворце были установлены первые «царские» аппараты, а на следующий год телефонизировали Зимний. После Октябрьской революции ленинское правительство переехало из Петрограда в Москву, и в 1918 году в Кремле оборудовали коммутатор на 100 номеров. Долгое время высшие лица государства пользовались обычными телефонными аппаратами, как простые смертные.

Понятно, что никакой защиты у такой связи не было, более того, разговоры, как правило, прослушивались — особенно в правительственных учреждениях.

Если при царе этим официально занимались сотрудники дворцовой полиции, то в советское время — спецслужбы, но не только. Так, секретарь Иосифа Сталина Борис Бажанов вспоминал, как однажды застал своего шефа подслушивающим телефонные переговоры кремлевских абонентов. Было это в 1923 году, еще при жизни Ленина. В 1930-е годы у Сталина был обычный городской телефонный номер — и к нему мог дозвониться практически любой. Бывало, что и по ошибке попадали.

Позже появились правительственные АТС-1 и АТС-2, «кремлевки», «вертушки», специальные защищенные каналы…

Современные линии связи, которыми пользуются главы государств и правительств, оснащены многоуровневой защитой, не позволяющей ни подслушать разговор, ни вмешаться в него.

comments powered by HyperCommentsРИА Новости
Подписывайтесь на нас в Telegram
Мы в Telegram
Поделиться в социальных сетях
Популярные новости