Исторический контекст: демократия – это не лобио кушать

Главная » Мнение » Исторический контекст: демократия – это не лобио кушать
15.05.2018
0
1 130
То, что сегодня мы называем демократией – система представительства, всеобщее, тайное и равное голосование, ну и все такое прочее – явление на самом деле довольно молодое, во всяком случае, сильно моложе самой демократии. Ему от силы триста лет, а по-хорошему, и ста лет не наберется. Если бы одному из отцов-основателей логики представительской демократии и разделения властей Джону Локку кто-то рассказал про всеобщее и равное избирательное право, он бы покрутил пальцем у виска.

 

Избирать парламент, который занимается установлением и распределением налогов, а также защитой собственности, должны те, кто этой собственностью обладает, и кто эти налоги платит. И именно их представляют депутаты. Также он был бы сильно удивлен, если бы узнал, что законодательная власть имеет ту же выборную легитимность, что и глава исполнительной власти (в нашем случае президент) – он бы усмотрел в этом серьезный сбой демократии, чреватый конфликтами или тотальным доминированием какого-то из центров власти.

А ведь Локк — это совсем Новое время, и до него существовали демократические государства. И в логике этой демократии вообще не было никакого представительства, или было, но такое причудливое, что нам уже практически невозможно понять кто, кого и на каких основаниях представлял. В общем, демократия – вещь очень старая, очень разнообразная и дико интересная.

Мы не ставили задачу описать все типы демократии, просто выбрали несколько наиболее показательных и любопытных на наш взгляд историй.

 

По воле бобов: как выбирали в древних Афинах

 

Филипп фон Фольц. «Эра Перикла». 1877 / Wikimedia Commons

В древних Афинах больше 200 лет существовал демократический режим, однако афинская демократия мало похожа на то, что мы сегодня этим словом называем.

Власть в Афинах непосредственно осуществляли граждане. Раз в 10 дней собиралось народное собрание (Экклесия) – высший орган власти, на заседание которого мог прийти любой гражданин Афин. На собрании принимались законы и общие решения. Непосредственное же управление осуществлялась выборными представителями власти (судебными заседателями, членами совета или коллегий, казначеями, контролерами, надзирателями за рынком, членами управ). Эти должности мог занимать любой гражданин Афин старше 30 лет: он подавал заявление и автоматически попадал в список на выборы.

Собственно, в нашем понимании в Афинах не было никаких выборов. Выбирали по жребию. Специальная машина перемешивала черные и белые бобы, зачитывалось имя кандидата, и от того, какого цвета боб будет извлечен из машины, зависело, выберут его на должность или нет. Было только две должности, которые выбирали голосованием — казначеев и военачальников. За них голосовали на народном собрании. 

На 25 тысяч граждан (свободных мужчин старше 30 лет) в Афинах было около 2 тысяч выборных должностей, которые ежегодно ротировались. Каждый афинянин хотя бы один раз непременно оказывался представителем власти, как бы там ни перемешивались бобы.

 

Libro d’Oro: как выбирали в Венецианской республике

 

Антонио Дизиани. «Зал Большого совета во Дворце дожей». 1758–1763

Gemäldegalerie der Staatlichen Museen zu Berlin

В Венецианской республике все государственные должности были выборными. Только к демократии это все не имело никакого отношения. Выбрать на эти должности могли не всех граждан Венеции, а только представителей аристократических семей (их было около 300). В Большой совет – высший орган власти Венецианской республики – могли быть избраны только «потомки мужского пола тех, кто когда-либо входил в состав Большого Совета». В начале 14 века была даже составлена «Золотая книга» (Libro d’Oro), в которой были записаны имена тех, кто мог быть избран в Большой совет.

Кроме Большого совета был еще Малый (дож, глава государства и шесть его ближайших сотрудников), Совет сорока (высший судебный орган), Сенат, Совет десяти (орган контроля за дожем и другими представителями власти) – все они избирали друг друга, часто по смешанной системе жребия и голосования. 

Дож – глава исполнительной власти, тоже избирался, но не прямым голосованием. Правила избрания дожа постоянно менялись. С конца 12 века его избирали одиннадцать выборщиков (избираемых Большим советом), потом 40 выборщиков (которых назначали 4 выборщика, которых в свою очередь выбирал Большой совет), а с середины 13 века и вовсе утвердилась крайне запутанная система с одиннадцатью последовательными выборами, часть из которых была скорее жребием, чем голосованием.

Эта сложно устроенная система позволила Венецианской республике просуществовать более 500 лет.

 

Вече и палица Перуна: как выбирали в Новгородской республике

 

Андрей Рябушкин. «Князь Глеб Святославович убивает волхва на Новгородском вече». 1898

Нижнетагильский художественный музей изобразительных искусств

В истории России тоже была республика и просуществовала она совсем немало: 300 лет (с 1136 по 1478 год). Как и положено республике, основные должности в ней были выборными.

Высшим органом власти в Новгороде было вече – народное собрание. Собиралось оно на площади перед Софийским собором (позже перед Никольским собором) и решало ключевые вопросы жизни государства. В том числе выбирало или изгоняло князя, выбирало посадника – главу веча и его представителя в период между сбором веча, а также устанавливало базовые законодательные акты.

Правда — в отличие от Афин — вече собиралось нерегулярно (когда решит посадник или позже «совет господ»). Состав участников тоже не до конца понятен. Считается, что в нем могли участвовать все взрослые жители города. Однако Новгород был большим городом, с населением в несколько десятков тысяч человек, судя же по археологическим данным, вечевые площади могли вместить 300-500 человек, не больше. 

Вече, по сути, оформляло решения, принятые группировками бояр (торговой городской аристократии). Бояре группировались по районам – прусские (не потому что немцы, а по названию района города), неревские, людинские, славенские и плотницкие — и между собой выясняли, кто будет править в Новгороде, какого князя призывать, а также и прочие все ключевые вопросы жизни республики. Собственно, все выборы в городе прямо зависели от взаимоотношений между этими группировками, их силой, влиянием и составом коалиций. Ну и технология проведения выборов также зависела от того, какой результат нужен был доминирующей группировке. Собравшиеся (и заранее сагитированные) новгородцы криком утверждали или отменяли предложенные решения, а если крика не хватало, переходили к традиционной драке на мосту через Волхов (легенда о причинах драк оказалась очень живучей: рассказ про бога Перуна, который после крещения города бросил на мост свою палицу и пообещал горожанам неспокойную жизнь, есть уже в «Повести временных лет», ее же через века повторил путешествовавший по России австрийский дипломат Сигизмунд Герберштейн).

 

Загадочные силы прогресса и приключений: как выбирали в «Республике красоты»

 

Габриеле д’Аннунцио поднимает итальянский флаг в Фиуме 12 сентября 1919 год

Wikimedia Commons

Фазан красив, ума ни унции — Фиуме спьяну взял д’Аннунцио.

(В.Маяковский)

В 1919 году итальянский поэт Габрие́ле д’Анну́нцио вместе с 2 тысячами сторонников захватил Фиуме (сейчас этот хорватский город называется Риека), после чего создал там самое экстравагантное государство ХХ века — «Республику красоты» — которая просуществовала 16 месяцев.

Экстравагантности в конституции Республики Фиуме, принятой через год после захвата города, было хоть отбавляй. Д’Анну́нцио настоял на том, чтобы в Фиуме был объявлен официальный и обязательный к исполнению культ музыки. В частности это предполагало ежедневные карнавалы (а раз в три дня – «парады цветов»), а также обязательное музыкальное образование в школах и обязательства государства финансировать хоры и оркестры, сколько бы их ни было. Кстати, министром культуры республики Фиуме какое-то время был великий итальянский дирижер Артуро Тосканини. 

Сенат в Фиуме состоял из представителей корпораций – объединений граждан по профессиональной деятельности, которых было десять, и каждый гражданин был обязан состоять в одной из них. Причем, десятую корпорацию должны были составить «загадочные силы прогресса и приключений».

Диктатор в Фиуме избирался только в критических обстоятельствах (все время существования Фиуме как раз такие обстоятельства и были, а властью диктатора был наделен сам д’Анну́нцио) и только на определенный срок, причем в течение этого срока власть его была непререкаемой и ничем не ограниченной. А после отведенного срока предполагалось, что диктатор может быть либо награжден, либо выслан из страны.

Впрочем, при всей экстравагантности, конституция Фиуме — вполне серьезный документ, в котором очень внятно прописаны системы разделения властей и корпоративного представительства. Другое дело, что на практике ничего этого реализовано не было. Карнавалы были, а разделения властей – не было

comments powered by HyperComments Новая этика
Подписывайтесь на нас в Telegram
Мы в Telegram
Поделиться в социальных сетях
Популярные новости