«Муниципалитет — не власть. Мы посредники между народом и властью». (Михаил Брицын)

Новости Севастополя и России » Комменатрии политиков и общественников » «Муниципалитет — не власть. Мы посредники между народом и властью». (Михаил Брицын)
24.05.2018
0
2 539
Прежде всего: он, Брицын, не производит впечатление чиновника. Чиновник непременно принял бы журналиста в своем кабинете — так не нами заведено и не на нас закончится. Чиновник, даже самый ответственный, самый компетентный, самый наилучший предпочитает под собой ощущать свое кресло. Ему так естественнее и проще общаться. Брицын сразу согласился на встречу вне всяких казенных стен, в парке. Немного запаздывал — перезвонил, уточнил время. Это вроде бы мелочи, но это мелочи ценные. Из таких мелочей складываются большие картины
«Муниципалитет — не власть. Мы посредники между народом и властью». (Михаил Брицын)

 

Биография

Михаил Михайлович Брицын родился в 1985 году в Севастополе.

Окончил СШ № 39. В Европейском университете финансов обучался по специальности «финансы».

Активно занимался политической деятельностью задолго до 2014 года. Создатель и лидер движения «Русская оборона Севастополя».

В 2010 году был избран в Севастопольский городской совет VI созыва по 34-му округу, вступил в Партию регионов. В 2014 году — активный участник событий «Русской весны» в Севастополе.

С осени 2016 года — во главе Нахимовского муниципалитета.

Женат, воспитывает сына. Играет в футбол и бильярд.

 

— Михаил Михайлович, в чем заключается специфика Нахимовского района? Каковы его болевые точки?

— Начну с общеизвестного: это самый старый район Севастополя. Отсюда, с Корабелки, начинался город. И здесь все старое: дома, коммуникации, дороги… Каждое здание, каждый подъезд, каждый козырек над подъездом, каждая ступенька и каждая водосточная труба нуждаются в ремонте. Основные проблемы района — ЖКХ. Это наш капкан. Да, делается многое, выделяются средства, есть заметные подвижки. Но постоянно приходится говорить людям, что волшебной палочки у нас нет, приходится выстраивать систему приоритетов. Это, конечно, совсем не просто и не всех устраивает. Но навалиться на все сразу просто нереально. В прошлом году мы занимались улицей Горпищенко, в этом году работаем с проспектом Победы…

Нахимовский район большой. Сколько внимания, например, нужно одной только Северной стороне! Транспорт — тема, в которой мы рискуем просто увязнуть. Далее: на Северной стороне нет «мест притяжения», нет ничего, что радовало бы глаз, где хотелось бы провести свой досуг. Жители там живут какой-то своей обособленной жизнью, по своим правилам и законам. Вот только-только расчистили площадь Захарова. Хотели там сделать парк, благоустроенный, цивилизованный…

— И что же?

— А все то же. Там уже снова бурлит стихийный рынок. И никто с этим ничего поделать не может — ни полиция, ни управление потребительского рынка. Конечно, все эту ситуацию знают. Сейчас, когда на носу лето, пойдет сезон, столько точек несанкционированной торговли будет… Кто их должен разгонять? Куда разгонять и как это делать? Совершенно ясно, к примеру, почему на ту же Северную сторону не заходят супермаркеты. Вовсе не от того, что для них там нет места. А от того, что люди там живут небогатые, с низкими покупательскими возможностями.

«Муниципалитет — не власть. Мы посредники между народом и властью». (Михаил Брицын)

— Слушайте, вроде же высказывалась идея разделить Нахимовский район, обособить Северную сторону в отдельное муниципальное образование. Вы к этому как относитесь?

— Думаю, что это — не выход. Я против дробления муниципалитетов, наоборот, их следовало бы укрупнить. И, естественно, муниципалитеты должны на своей территории обладать всеми необходимыми полномочиями.

Вот, чтобы вы наглядно представляли, что мы реально можем. Например, саночистка у Нахимовского муниципалитета — только по Северной стороне, озеленение — тоже только Северная. Уже на Корабельной мы траву покосить не можем — чужая епархия. Лично мне понятно, почему так все сложилось. Не хочу в тему углубляться, скажу лишь, что Севастополю еще много раз придется сидеть на мели кадровых проблем и налетать на рифы системы управления городом.

— Еще в прошлом году я записывал интервью с вашими коллегами — Антоном Тицким, это Ленинский район, и Алексеем Ярусовым, это район Гагаринский. Они, конечно, энтузиасты и оптимисты, но хитростей распределения полномочий в городе я не постиг, видимо, и не дано. Слышно лишь про 44-й ФЗ и 102-й ЗС…

— Начать нужно с того, что муниципалитет реальных полномочий не имеет, следовательно, не является органом власти. Бюджет Нахимовского района вместе с зарплатами служащих не дотягивает до 30 млн рублей. На ремонт дорог нам выделено 2,5 миллиона, на саночистку Северной — 4 миллиона, на озеленение — 1,5 миллиона, на ремонт тротуаров — 3,5 млн. А по помянутому только что 44-му ФЗ мне совершенно все равно, как проводить торги — на миллион или на двести миллионов. И ответственность, кстати, та же.

При этом очень легко попрекать: вы и миллиона освоить не можете. Как было в прошлом году: деньги получены, нет юридической базы, чтобы расторговаться, делать экспертизы. На работы деньги есть, на экспертизы денег нет — это при том, что сидеть никому не хочется, а мошенников кругом хоть пруд пруди. Больная тема. Как и тема цивилизованных миссионеров и полудиких туземцев.

Чтобы муниципалитет работал полноценно, нужно наполнить реальным содержанием тот самый 102-й ЗС, чтобы у муниципальной власти был свой бюджет и полномочия. А сейчас только согласования каждого нашего шага с правительством отбирает массу сил и времени. Но это короткий поводок для муниципалитетов. Муниципалитет — не власть. Мы посредники между народом и властью. В силу этого нам достается с обеих сторон.

— Кстати, хотел уточнить: вроде бы определен статус муниципальных депутатов. Это в реальной практической жизни что-то дает?

— Да ничего это практически не дает, полномочий как не было, так и нет. У нас даже депутаты Заксобрания города не имеют определенного статуса, как было, допустим, при Украине у депутатов горсовета. Я депутатом был, так что не с чужих слов знаю, о чем говорю. К тому горсовету украинских времен можно предъявить тьму претензий. Но у депутата был округ на 8000 избирателей и несколько приемных на округе. Сейчас округ — 40000 избирателей и нет приемных. У нас вот, к примеру, по округу № 7 числится депутат Заксобрания Виктор Посметный — люди его вообще не знают, он на округе своем последний раз появлялся в 2014 году. Это я ему и в лицо говорил, а толку…

— А муниципальный совет в Нахимовском районе что из себя представляет?

— Пятнадцать человек, основная масса — единороссы, один коммунист и один справедливоросс. Сейчас это сплоченный коллектив единомышленников, работающих во благо населения нашего муниципального образования. Все эту свою главную задачу понимают хорошо. Вот в 2019 году, когда пойдет подготовка к выборам в Законодательное собрание, тогда, конечно, партийные мотивы проявятся ярко.

— Я так понял, что у вас особенно болит душа за Северную сторону. Если я так сформулирую вопрос: радикальное решение проблемы есть?

— Богом забытая Северная сторона. Вы правы — душа болит. Любимовка! У людей нет канализации — выгребные ямы во дворах, проблемы с водой, электропроводка такая, что ее надо было менять давным-давно… Стоит там заняться чем-то одним, тут же наматывается клубок других проблем… Люди с удовольствием продали бы это свое жилье и уехали — но оно в жутком состоянии и стоит, конечно, недорого. Если сезон даст что-то как-то заработать, то потом — снова мрак. Если сказать совсем просто и грубо: резервация.

Это я так подбираюсь к ответу на вопрос. Радикальное решение есть — создание на Северной стороне игровой зоны. Прекрасно понимаю всю дискуссионность своего предложения. Но что дает игровая зона? Прежде всего — приезжие вне зависимости от сезона. Я был в одном из отелей Сочи, где есть казино. Сам город стоял пустой. А в казино яблоку негде было упасть. Многие думают, что игровая зона — только игровые автоматы. Это наивно. Нужна игровая зона с разными уровнями доступности — кому-то именно «однорукие бандиты», автоматы, кому-то элитное зеленое сукно закрытых казино. Чтобы со всех наших столиц приезжали люди денежные, готовые платить за азарт, за удовольствия. Вот пусть эти деньги они оставят в Севастополе.

— Ну, не знаю. Как и для многих, для меня игровая зона — это падение нравов и криминал.

— Нет, со времени изобретения паровоза на транспорте многое изменилось. (Смеется) Возьмите Сочи, то же Монако, курорты ОАЭ. Казино просто кормят бюджеты. Это атрибут современного престижного курорта. Если мы себя называем курортом, нам нужно соответствовать. Исторический туризм — дело совершенно необходимое, но серьезных денег в казну он не даст. А игровая зона — налог платится не с площади, а с каждого автомата, с каждого игрового стола. Представьте, что эти деньги идут в бюджет нашего города. Конечно, нужны отели, инфраструктура. Но все расходы окупятся. И довольно быстро.

— Давайте оставим вопрос об игровой зоне для широкого обсуждения, тем более, что соседний регион тоже лелеет подобные планы. Вы городские СМИ успеваете отслеживать?

— Не успеваю, но стараюсь. Конечно, в последнее время стала слишком уж заметна клановая принадлежность наших СМИ. Но нужно отметить и качественный рост — допустим, у тех же «ИКСов». Кстати, пусть не регулярно, но сайт ikstv.ru я посещаю — смотрю новости, читаю интервью.

— Свои собственные дальнейшие перспективы как видите?

— Мне очень нравится, как на подобный вопрос ответил знаменитый футболист Диего Марадона: куда команда поставит, там и буду играть. В моем конкретном случае — буду работать там, где смогу приносить городу и согражданам максимальную пользу.

 

В рамках проекта «Интервью в Севастополе» литературного редактора информационного агентства Игоря Азарова

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments Икс ТВ
Подписывайтесь на нас в Telegram
Мы в Telegram
Поделиться в социальных сетях
Популярные новости

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: