#Полная_ОПа Севастополя. Рассказывает Донец

Новости Севастополя и России » Актуально » #Полная_ОПа Севастополя. Рассказывает Донец
11.05.2018
0
3 926
Общественная палата Севастополя сформирована в полном составе, убраны одни люди, поставлены другие, даже избран председатель. В рамках проекта «Слуги народа» - «45 минут правды» мы общаемся с одним из самых известных членов ОП – Григорием Григорьевичем Донцом. Он уверен, «если контроля за деятельностью чиновников нет – они борзеют до безобразия»

 

Кстати, это не первая публикация «Слуги народа», посвященной полной ОП Севастополя – мы уже общались с новым ее председателем – Олегом Махониным, экс-председателем Олегом Гасановым и даже спросили про работу Общественной палаты у севастопольцев.

 

Сегодня на вопросы отвечает Григорий Донец.

 

 — Начнем со стандартного вопроса – было тихо, и вдруг…

  — Вы не правы, тихо в ОП не было никогда. И проблема изначально заложена в законе об ОП,  это 136 ЗС закон,  — ОП формируется – 8 человек губернатор назначает, 8 – избирает Заксобрание, а потом эти 16 человек доизбирают еще восемь. Замысел был хороший, паритет вроде,  — каждый набирает в палату определенную квоту. Практика показала, что реальным ресурсом, который способен надавить на ОП, обладает только правительство. Губернатор, который набирает по своей квоте.

 

 — Это как?

Изначально, закон, который был «состряпан» правительством и заксобранием предусматривал этот паритет. Но. Законодательное собрание де-факто не имеет никаких рычагов влияния ни на одного члена ОП. А губернатор, не просто имеет, а пользуется этим. И один и второй.

 

 — Каким образом?

— Когда при Меняйло формировалась ОП начали избирать председателя. С той стороны выдвинули Халайчева, с нашей стороны должен был быть я.

 

 — Ваша сторона – это кто?

 — 12 человек  — 8 «заксовских», четыре доизбранных…Но, поскольку я уже в то время с Меняйло поругался, что мы уже не здоровались и не обнимались тем более, я понял, что если я буду биться за эту должность, то она работать не будет, потому что у меня не будет контакта с губернатором. Тогда  я по согласованию с нашими коллегами предложил выдвинуть на должность председателя Олейникова Александра Михайловича, — доктора технических наук, ряд премий, заслуженный человек.

На том и порешали. За менее  чем за сутки до заседания Александр Михайлович мне сказал: мне сказали , если я оставлю свою кандидатуру, то работать в СевНТУ я не буду.

 

-То есть это было прямое давление?

 — Да, из Дома Москвы, из полпредства, господина Белавенцева… Тогда я сказал – ну что же  — я выставляю свою кандидатуру. И внес. Мы все 12 человек приняли решение, что будем голосовать за меня. По идее должно было быть 12 на 12. В результате голосования получилось 13 за Халайчева, 11 – за меня…

 

  — Кто-то из своих?…

 — Естественно – скрысятничал.

 

 — Ну это жизнь, извините…

 — Ну для кого жизнь,  а для кого – жизненные принципы. Я живу по принципам и по закону. Я не стал делать из этого трагедии – избрали и избрали. Мне эта должность как зайцу… Я как работал в [Общероссийском] народном фронте, над  объектами культурного наследия и особо охраняемыми территориями, так и работал.

Хотели одного заместителя. Закон предусматривает одного или несколько. Халайчев решил  — одного заместителя, Гасанова Олега Самеховича. А не получается – не набирает 13 голосов Олег Самехович. Два раза голосовали – зашли в тупик.

Тогда избрали троих и проголосовали списком. Репенков, Кирюхина и Гасанов. Тогда получилось 13 за и 11 против. Вот Гасанов и стал заместителем.

Идем дальше.

Буквально через месяц, после того как кадровые вопросы были решены, господин Гасанов стал поливать нас в СМИ с головы до ног

– у меня в компьютере вот такая стопка этих документов. Сколько он там изгалялся над нами, в конце концов у нас терпение лопнуло и мы вынесли на заседание комиссии по этике вопрос о досрочном прекращении полномочий Гасанова за грубое нарушение кодекса этики. И приняли решение  на комиссии в 5 человек , один из них Гасанов и он присутствовал,  – вынести этот вопрос на совет и с совета на заседание общественной палаты. Совет, поскольку они законы не читают,  — давайте рассмотрим на заседании ОП. Вынесли на заседание. А за это предусматривается наказание – досрочное прекращение полномочий. Я вношу предложение – прекратить… Что тут началось!

 

 — Разве это не судом делается?

 — Нет. ОП не является юридическим лицом, поэтому по большому счету, она под юрисдикцию не попадает. Это все внутреннее дело общественной палаты.

Мы проголосовали. В результате – 12 человек проголосовало за, а 12 – против.

 

 — Пат!

 — Ничего подобного. Сначала мы так тоже подумали. Через год сообразили – в бюллетене о голосовании не было пункта Воздержаться. Мы этого тогда не заметили.

Закон и регламент ОП устанавливает что решение о досрочном прекращении полномочий челна ОП считается принятым, если за него проголосовало не менее половины от числа действующих членов ОП.

Если в ОП 24 члена – не менее половины – это сколько?

 

 — Это игра слов, вам не кажется?

 — Так закон трактует.

 

 — Это вы его так трактуете… Мне, если честно, со стороны кажется, что – нет.

 — Я его цитирую. Такие вещи я знаю наизусть.

 

 — Но 12 человек было против!

 — Ну и что?

 

  —  Вы меня не убедили. Ну так можно все что угодно…

 — Правильно! Но так закон написан, не я так придумал. Естественно мы начали биться – Халайчев написал — решение принято.Мы обратились за  разъяснениями в ЗС, правительство, юрслужбу. Конкретно подтвердили – что не менее половины – это 12.

 

  — Тут так зыбко.

 — Это не зыбко, это законы так пишут. Вместо того чтобы написать закон, а не издевательство. Мы пытались оспорить это в течение года. Терпели.  Потом решили заблокировать работу ОП – или приведем в соответствии с законом или она работать не будет.

 

— Решили опять 12-ю?

 — Мы приходили на заседание ОП, а повестку не утверждали – для ее утверждения надо 13 человек – простое большинство. Мы голосовали против и на этом все закончилось.

И так это длилось до тех пор, пока мы не попытались провести внеочередное заседание ОП, чтобы еще раз рассмотреть этот вопрос. Для проведения внеочередного заседания ОП достаточно подписи одной трети. Мы 12 подписали —  совет, в котором было прогубернаторское большинство, отказал. Черт с вами. Мы имели право и провели свое внеочередное – сняли и Гасанова и Халайчева – и завели ситуацию вообще в тупик.

Гладков пытался встретиться – давайте согласуем,  — не согласовывается. Не убеждается – что господин Гасанов, который грубо нарушал нормы этики, а мы материалы предоставили.

Тогда давайте распустим! Губернатор в декабре 16 сказал – такая палата никому не нужна  — ее надо распустить. У меня есть документ – в январе мы внесли предложение губернатору – чтобы он выступил с инициативой в ЗС, чтобы ОП в течение 3-х месяцев не работает и не принимает решения, то губернатору предоставляется право ее разогнать.

 

— Почему губернатору, а не ЗС?

 — Наш юрист сказал –

губернатор может сегодня издать указ и указ примет силу, а заксобрание может внести только изменения в закон.

Мы должны дать посыл. А мы не можем, потому что мы не работаем…

 

 — Опять замкнутый круг?

 — Но все это кануло… губернатору это наф..г не нужно. Мы несколько раз просили Овсянникова встретиться, он не соизволил…

Ни когда был врио, на когда его избрали..

Вот так ситуация и тянулась. Совет изображал работу, потому что в нем было прогубернаторское большинство.

 

 — Зачем они изображали?

 — Чтобы показать, что они работают, а мы нет…

 

 — Вы же работаете не за деньги?

 — Я еще раз говорю – это вам только так кажется. Но это другая статья… разговора.

И судьба сложилась таким образом, что Халайчев скоропостижно скончался. И замаячила у нас на горизонте большинство, и мы сможем принять любое решение.

Мы внесли предложение провести Совет. Нет, нам отвечают давайте подождем 9 денй. Потом 40 дней. Давайте изберем председателя – нет, давайте перенесем на после Нового года. Черт с вами. Перед этим мы подали в суд на Гасанова и суд подтвердил – что решение принято и мы правомочны прекратить досрочно полномочия Гасанова. Халаичев с Гасановым подали апелляцию, апелляция отменила решение суда…Не по существу, а за истечением…

 

 — Сложно все…

 — Так вот – замаячила должность. Мы решили провести заседание ОП и избрать председателя. Ждали до января, пока губернатор назначит вместо убывшего Халайчева человека. Но он его назначил, а мы Халайчева полномочия не прекращали. Потому, что не могли собрать заседание- противная сторона говорила «нет», у нас 13 голосов не было.

 

 — Опять «рыба»?

 — Дальше вот что – мы еще полномочия не прекратили, а губернатор уже назначил 25-го человека…Я написал заявление прокурору – губернатор нарушил закон.

Я предложил на должность председателя Кирюхину. Компромиссная фигура – она была между нами и ими, колеблющаяся. Более того – у не было огромное преимущество  — она знает законодательство и достаточно жесткая в работе.

Но два наших человека были категорически против – мы не проголосуем. Тогда я  предложил тайное предварительное голосование среди наших. Провели – я набрал 9 голосов, Олейников – 4. Наталья [Кирюхина] оказалась. Я объявил противной стороне, что от нас кандидатом будет Донец.

Дальше события развивались жутким образом.

16 февраля сего года должно было быть заседание ОП. За три дня в пятницу в 13.00 губернатор потаенно собирает своих 12 человек. Не было только Дроновой.  Я узнал случайно об этом сборе.

И там рассматривался вопрос – кого избрать председателям ОП. Прозвучало сразу – вот этого радикала, который бегает по Тороповой даче – ни в коем случае

По Тороповой даче я бегаю уже три года… Выбирайте кого-нибудь из своих, прогубернаторских, а те говорят – у нас только 12 голосов, а губернатор им – два голоса минимум у вас будет еще…

 

 — Из вашей команды?

 — Так точно.  В понедельник утром мне звонит секретарь губернатора и приглашает на встречу. Губернатор сначала не знал о чем говорить …

 ОП не работает, хотелось бы чтобы работала. Тогда почему вы собираете тайно наших оппонентов? Губернатор говорит – вы врете…А я ему отвечаю – это вы врете…

А он – у вас есть аудиозапись?

А мы севастопольцы, люди порядочные, мы когда заходим в кабинет, мы телефоны выключаем…

Я заранее предупредил, что если на кого-то из наших наедут… И мне два человека сказали – мы обязаны проголосовать против вас..

 

 — Методы давления какие?

 — Увольнение с работы. Фамилии не скажу…

Повторюсь – мне эта должность была не нужна, но у нас не было выхода – или мы опять будем прозябать, ссориться и ругаться. Вместо меня выдвинули Олейникова, за которого  проголосовало 9 человек, а за Махонина – 14. Заявление у меня уже было готово, я знал, что так проголосуют. Поэтому когда выбрали Махонина  я встал отдал заявление, что я выхожу из состава ОП.

 

— Вы уже второй раз подали заявление…

 — Нет. Это писал заявление один раз Махонин, и забрал. Репенков писал два раза, Рябухин – один раз и забирал. Из нашей команды не писал ни один.

 

 — Вы не вернетесь в ОП?

 — Нет.

 

 — Ни при каких обстоятельствах?

 — Нет.

 

 

-При чем тут севастопольцы, когда вы в ОП ругаетесь и ничего не делаете?

 — Закон, который издали ЗС и правительство заранее предусматривал конфликт и невозможность.

 

 — С вашей точки зрения ОП – полезный орган? Он что-то сделал полезное для севастопольцев?

 — Ничего. Реально ничего не делал. Я не считаю работой круглые столы, интервью, общественные слушания, которые никого ни к чему не обязывают.

 

Зачем она тогда нужна? И какой в ней смысл, если от нее идет только ругань?

 — Этот вопрос для меня уже давно ясен. Статья 3 закона об ОП города Севастополя, говорит о том, что ОП является независимым коллегиальным органом, и осуществляет контроль за деятельностью государственных органов власти, муниципальных органов власти и структурных подразделений федеральных органов государственной власти на территории города Севастополя. Но ее и не было этой функции! Почему Меняйло боролся за ОП – чтобы она не дай бог не сказала, что он не работает.

Если бы ОП занималась тем, чем ей предписано, — тогда да, но какому губернатору эта кость в горле нужна? Если бы она выступала как объект контроля и заявляла , что она считает…

 

 — Грубо говоря, губернатор хочет иметь свою подконтрольную ОП. И он ее имеет…

 — Так точно. Поэтому я не предъявлял никому из членов ОП никаких претензий, я просто дал заявление – я в такие игры не играю…

 

 — Почему вы не продолжаете драться?

 — Дальше будет то же самое, что было с проектом парка Патриот. От имени ОП будет заявлено… и я должен буду людям объяснять, что я голосовал против…

 

 — Что выгоднее в данном случае городу, я сейчас говорю не о вас, —  держать палату в подвешенном скандальном состоянии, либо лечь под губернатора?

 — А ни то и ни другое не дает никаких оснований, чтобы она существовала.

Поэтому я один из инициаторов ее разгона. Полностью. И переделать закон.  

Сейчас внесли проект закона – такой же идиотический…

Члены общественной палаты должны избираться так же как депутаты ЗС, на избирательных участках.

Если вы хотите, чтобы ОП была независимым коллегиальным органом – каждый член ОП должен получать зарплату и должен оставить работу. Тогда в течение 5 лет он будет независим. На него никто не надавит. Не двадцать четыре – а как минимум 36 , а лучше 39 человек должно быть – у нас сейчас в комиссиях два-три человека.

Или давайте работать или давайте изображать работу.

Если принять закон таким образом – тогда она становится независимой. Это аналогия комитет Народного Контроля при СССР. Вот вам ответ. А на сегодняшний  день в нашем государстве нет инструмента, который бы контролировал бы исполнительную власть.

А если контроля за деятельностью чиновников нет – они борзеют до безобразия.

 

— Ваш прогноз?

 — А ничего не будет  — будут изображать работу, как было раньше. Проводить круглые столы, принимать ничего не значащие и никого не обязывающие решения, рекомендации…

 

 — Почему бы вам не сосредоточиться на законе, который правильный?

 — Хороший вопрос. Для того чтобы заниматься новым законом об ОП, нужно работать в ЗС. Пусть мне Посметный отстегнет от своих 200 тысяч 80 и я сяду и буду писать законы. А при всем моем уважении к депутатам ЗС, включая «чаловских», – они пишут такие законы, над которыми рыдать хочется.. И вы мне предлагаете идти писать законы, а они будут получать деньги? Нет, этого не будет…

 

— Тогда мы будем жить при плохих законах…

 — Нет. Однажды судьба заставила севастопольцев выйти и они вышли…

 

— А смысл?

 — Народ должен подвигнуть и понять это. Когда в Киеве события были – мы поняли и вышли. Меня спрашивают – а что тебе больше всех надо?

Я готов – но я  категорически против работать «за спасибо». Они все привыкли, что за них кто-то будет работать.

 

— Не пора ли, в таком случае,  вам в заксобрание?

 — Нет. Уже возраст не тот…

comments powered by HyperComments Тимофей Шумов
Подписывайтесь на нас в Telegram
Мы в Telegram
Поделиться в социальных сетях
Популярные новости