Промежуточный этаж

04.11.2019
0
1 629
27 октября завершился прием заявок на участие в третьем потоке конкурса управленцев «Лидеры России». Заявки подали более 233 тысяч участников. По итогам потоков 2018 и 2017 годов победителями стали в общей сложности 207 человек, 150 из них получили назначения на высокие должности, в том числе и в структурах исполнительной власти. “Ъ” вспомнил, как администрация президента раз за разом пыталась построить в России механизм конкурсного отбора лучших кадров для государственной службы и пришел к выводу, что «Лидеры России» пока больше всего похожи на механизм постепенного перехода к меритократии. Однако изучение биографий значительной части победителей и финалистов конкурса показало, что пока конкурс стал эффективным лифтом в основном для бизнеса: победители чаще всего растут в пределах своей сферы и внутри компаний, и многие из них просто не хотят переходить на госслужбу. Перейти на высокую госдолжность прямо со скамейки финалистов без связей и опыта работы в органах власти все еще затруднительно. Представители региональной власти пытаются внедрять конкурсные процедуры по аналогии с «Лидерами», но чаще опираются на сложившиеся команды, а региональные конкурсы используют преимущественно для пиара. Впрочем, часть опрошенных “Ъ” экспертов считают, что речь идет о накоплении эффекта, и со временем переходов из бизнеса на госслужбу станет больше.
Промежуточный этаж

РИА Новости

 

Поиски лидеров

«Лидеры России» были запущены в 2017 году по инициативе администрации президента. Сейчас организатором конкурса выступает АНО «Россия — страна возможностей» (учредитель — управление делами президента). Финансирование выделяется в соответствии с постановлениями правительства. В 2018 году на реализацию молодежных проектов, включая проведение всероссийских конкурсов «Лидеры России» и «Мой первый бизнес» было выделено 1,5 млрд. руб. из резервного фонда правительства.

Собеседники “Ъ” в правительстве утверждают, что возможности финансирования конкурса существенно шире за счет других расходов.

Основная цель конкурса — поиск наиболее перспективных и талантливых управленцев со всей страны: победители могут занять руководящую должность в госструктурах, а также получить образовательные гранты по 1 млн руб. (оператором выступает РАНХиГС; грант можно потратить только на учебу в России). В дополнение к конкурсу и одновременно с ним в 2017-м была запущена программа развития управленческого кадрового резерва на базе РАНХиГС для обучения и дальнейшего продвижения действующих чиновников и политиков. Пройти такое обучение успели многие чиновники, топ-менеджеры компаний и главы регионов.

В отличие от программы РАНХиГС, конкурс был призван в том числе привлечь к госслужбе квалифицированных специалистов из других сфер, а систему отбора сделать еще более открытой. Первый заместитель главы администрации президента Сергей Кириенко тогда называл конкурс «открытым окном в управленческую элиту завтрашнего дня».

Чтобы стать участником конкурса, достаточно быть управленцем не старше 55 лет и иметь опыт руководства: для участников до 35 лет — два года, для тех, кто старше,— не менее пяти. К участию допускаются индивидуальные предприниматели или руководители отделов частных компаний.

Разработать систему ротации чиновников с привлечением кадров извне, которая могла бы стать работающим социальным и карьерным лифтом для россиян, президент Владимир Путин поручал еще в начале 2000-х годов. При заместителях главы администрации президента Владиславе Суркове и Вячеславе Володине поставщиками кадров стали прокремлевские общественные движения — «Наши», «Молодая гвардия «Единой России»», «Местные», «Новые люди», «Россия молодая». Из них самой кадрово успешной оказалась МГЕР: оттуда вышли заместитель начальника УВП Тимур Прокопенко, секретарь генсовета ЕР, зампред Совета федерации Андрей Турчак и руководитель аппарата Госдумы Татьяна Воронова, руководитель ЦИК ЕР Александр Борисов, ряд депутатов, представители исполнительной и законодательной власти регионов.

25 августа 2008 года президент подписал указ о создании комиссии по формированию и подготовке резерва управленческих кадров. Комиссия должна была координировать деятельность в этой сфере федеральных, региональных и муниципальных органов власти, а также разработать «базу данных и перечень должностей, подлежащих замещению участниками программы». Предполагалось, что всего под патронатом президента будет находиться команда в 1 тыс. человек. Список первых ста резервистов — так называемой золотой сотни — был обнародован 17 февраля 2009 года.

С формальной точки зрения первыми выдвиженцами из «президентского кадрового резерва» могут считаться полномочный представитель президента в Государственной думе Гарри Минх (занимает должность с 2009 года) и тогдашний губернатор Псковской области Андрей Турчак (занимал должность до 2017 года).

Тогда же, в 2008-м, был запущен похожий на нынешних «Лидеров России» конкурс «Кадровый резерв — профессиональная команда страны». Формально это был проект ЕР. Его руководитель Юрий Котлер (умер 16 мая 2018) говорил, что «в ходе споров было решено, что работать нужно не только со сторонниками». Основной задачей «Кадрового резерва» называли «поиск людей, которые будут формировать новую элиту в широком понимании этого слова».

 

Чиновников не становится меньше

Параллельно с задачей обновления политической элиты правительство с 2010 года озаботилось необходимостью уменьшения числа чиновников: об этом несколько раз заявлял Дмитрий Медведев, президент России в 2008–2012 годах. Так, до 2013 года чиновников должно было стать меньше на 20%, а к 2016-му — еще на 10%. Впрочем, пока чиновничий корпус лишь демонстрирует уверенный рост.

Согласно данным Росстата, в 2018 году в России на десять тысяч человек приходилось 143,5 чиновника (в 2000-м этот показатель составлял 79,4). В ЦФО самый высокий показатель у Костромской области — 199 чиновников на десять тысяч человек (в Москве насчитывается всего 97,1 чиновника на 10 тыс. жителей, в области — 102,7). Лидеры по показателю — субъекты Дальневосточного федерального округа: в Магаданской области насчитывается 492 чиновника, а в Чукотском автономном округе — 610 на 10 тыс. человек населения. Всего в госорганах и органах местного самоуправления (в показатель также включены сотрудники МВД) сейчас задействованы около 2,4 млн человек.

В сентябре 2019 года замминистра финансов Татьяна Нестеренко анонсировала очередное сокращение госслужащих: к 2021 году число чиновников в регионах планируется сократить на 15%, а сотрудников центрального аппарата — на 10%.

 

Внутренний лифт

Для участия в конкурсе «Лидеры России» необходимо зарегистрироваться, пройти дистанционный отбор: онлайн-тестирование, а также продемонстрировать интеллектуальные способности и управленческий потенциал. Успешно прошедшие отборочный тур проходят в полуфиналы, которые проводятся по федеральным округам: на этом этапе участники работают с бизнес-кейсами — находят решения реальных проблемных ситуаций, с которыми сталкивались компании. Все полуфиналисты общаются с лидерами своего округа — представителями органов власти и менеджментом ведущих компаний региона, а сертифицированные эксперты оценивают компетенции участников.

По итогам финального этапа конкурса из 300 человек выбирают сто. Финалисты участвуют в деловых играх, встречаются с экспертами, презентуют собственные проекты.

Финалисты, а также некоторые полуфиналисты получают наставников, которые отвечают их профессиональным интересам.

Всего наставников 95, они формируют некоторые задачи для участников и еще год работают с финалистами — это могут быть как консультации, так и совместные проекты.

Часть опрошенных “Ъ” участников конкурса подтверждают достаточно прозрачную систему отбора и оценки по системе ассесмент (метод, основанный на моделировании рабочих ситуаций, позволяет определить уровень профессиональных качеств и спрогнозировать возможный потенциал сотрудника). Субъективизм, по их словам, может быть связан лишь с тем, что эксперты конкурса чаще предпочитают хороших ораторов в дополнение к общей эрудиции и управленческим талантам.

Преимуществ было больше у участников, обладающих стратегическим мышлением и харизмой»,— отмечает победительница конкурса из УФО.

Впрочем, некоторые участники признавались, что у желающих была негласная возможность нанять себе коуча для подготовки к следующему этапу из числа специалистов РАНХиГС.

Среди партнеров конкурса — «Интер РАО», «Ростатом», «Роскосмос», «Русал», «Россети», Russia Today, «Северсталь», СИБУР, «Роснефть», «РусГидро», «Норильский никель», ЛУКОЙЛ, «Газпром», «Аэрофлот», НЛМК, Сбербанк, РЖД, «Ростелеком», «Ростех», образовательный центр «Сириус», Высшая школа государственного управления и РАНХиГС. Среди наставников — губернаторы, вице-премьеры Максим Акимов и Юрий Борисов, глава администрации президента Антон Вайно, глава ФАС Игорь Артемьев, высший менеджмент госкомпаний и другие лидеры из разных сфер бизнеса и государственного управления.

Значительная часть финалистов представляет эти же организации и ведомства.

Ряд участников конкурса рассказали “Ъ”, что принять участие в конкурсе им рекомендовало руководство.

В прошлом году победителями стали 104 человека:

Два года назад среди победителей также каждый десятый представлял исполнительную или законодательную власть регионов; финалистами стали

«Проект задумывался в том числе как социальный лифт, однако пока он во многом остается приятным бонусом и внутренним лифтом для сотрудников компаний: некоторым из них победа действительно гарантирует продвижение по карьерной лестнице,— отмечает собеседник “Ъ”, близкий к правительству.— Если бы через эти конкурсные процедуры заставить пройти всех чиновников и делать по их результатам выводы о должностном соответствии, вот тогда мы бы наверняка могли бы ожидать существенной кадровой ротации на госслужбе».

 

Победители вне конкурса

Ранее “Ъ” сообщал, что существующий в России кадровый резерв всех уровней, который начали целенаправленно формировать с 2008 года, маловостребован, несмотря на разнообразие. Так, максимальный показатель востребованности демонстрирует президентский резерв — по данным начальника управления президента по вопросам госслужбы и кадров Антона Федорова, лишь 18,6% резерва получили назначения по результатам 2016 года.

Показатели востребованности резерва сложно поддаются оценке и анализу, говорит эксперт по проблемам реформирования государственного управления в России, экс-президент Центра проблем государственного управления Высшей школы экономики Павел Кудюкин. По его словам, подвижность на нижних этажах госслужбы достаточно высока, но высок и показатель ухода с нее молодых людей, связанный с неоправдавшимися ожиданиями, рутиной и низкой оплатой труда.

Сами финалисты и полуфиналисты конкурса, сотрудники госкомпаний — партнеров, с которыми удалось пообщаться “Ъ”, отмечают, что большая часть «самовыдвиженцев конкурса», которые не были поддержаны крупными компаниями, в финал не проходят:

«Ручка, кружка, блокнот — максимум, что смогли получить от участия в конкурсе индивидуальные предприниматели. Хотя, конечно, всем губернаторам, руководству регионов рекомендовали обратить внимание на всех участников конкурса и брать их на работу — «посмотрите, какая талантливая молодежь»». Несмотря на это, отнюдь не во всех регионах представители администраций провели встречи с конкурсантами и даже победителями. «Заинтересованности мы не увидели»,— сказал “Ъ” один из индивидуальных предпринимателей-полуфиналистов. Он считает самым ценным на конкурсе формирование сети — общение и дружбу с другими участниками.

Глава Фонда ИСЭПИ Дмитрий Бадовский считает, что конкурс пока эффективнее работает для корпоративной сферы, чем для госслужбы. «Это нормально, и это вопрос накопления эффекта, поскольку и процедуры, и техники его проведения заимствованы из бизнеса»,— говорит господин Бадовский. По его словам, от года к году эффективность для госсферы и число переходов участников из бизнеса на госслужбу может возрасти: «Конкурс уже ломает сейчас стереотипы косной госслужбы и показывает, что здесь также важны компетенции».

Гендиректор АНО «Россия — страна возможностей», руководитель конкурса «Лидеры России» Алексей Комиссаров в беседе с “Ъ” рассказал, что меритократических назначений, связанных с приходом на высокие позиции в системе госслужбы выходцев из простых семей, построивших карьеру благодаря знаниям и компетенциям, достаточно, как и переходов из других сфер на госслужбу. Однако работодатели, по его словам, учитывают предыдущий опыт претендентов, а переход из бизнеса на госслужбу бывает действительно сложен для сотрудников из-за разных подходов и специфики.

На днях заместителем министра энергетики был назначен 38-летний победитель конкурса Евгений Грабчак, проработавший в министерстве шесть лет, до этого трудившийся в разных компаниях и госкорпорациях. Татьяна Дьяконова стала помощником министра экономического развития, до этого работала в банковской сфере. Другой победитель конкурса, 34-летний Владимир Жаворонков, на днях стал заместителем министра здравоохранения Татарстана — до сих пор он работал главным внештатным специалистом-онкологом республики, а начал карьеру в 2005 году с должности медбрата в городской клинической больнице.

При этом карьерные успехи многих победителей «Лидеров России» все же сложно назвать связанными именно с конкурсом: значительная часть финалистов успела сделать впечатляющую карьеру до участия в нем.

Например, полуфиналисты Василий Орлов и Дмитрий Артюхов стали губернаторами Амурской области и ЯНАО. Но еще до участия в конкурсе они значились в кадровом резерве. Господин Орлов в 2005–2012 годах работал в Благовещенске: сначала был избран депутатом гордумы, позже занимал должности в системе исполнительной власти, в 2012–2015 годах работал в правительстве Амурской области, потом в холдинге СИБУР. Господин Артюхов, сын первого вице-спикера Тюменской областной думы Андрея Артюхова, также успел до назначения губернатором поработать в органах исполнительной власти региона, в том числе заместителем губернатора в 2016–2018 годах. В 2013 году он получил степень MBA в Сингапурском университете управления, в это же время был включен в резерв управленческих кадров региона в качестве потенциального руководителя исполнительного органа власти.

Павел Сорокин, победитель конкурса 2017 года, назначенный в 2018 году замминистра энергетики Александра Новака, до победы в конкурсе также был связан с министерством: с 2015 года он возглавлял «Аналитический центр ТЭК» Российского энергетического агентства Минэнерго. До этого господин Сорокин занимал руководящие посты в банках, работал в компании Ernst&Young. По рекомендации Павла Сорокина еще один победитель конкурса, Олег Жданеев был приглашен на должность руководителя Центра компетенций импортозамещения в ТЭК. До этого господин Жданеев работал в международной нефтесервисной компании Schlumberger. Олег Салагай, замминистра здравоохранения РФ, также стал победителем 2017 года. Он занимал руководящие посты в министерстве с 2011 года, в 2015-м стал директором департамента общественного здоровья и коммуникаций Минздрава.

Примеры успеха финалистов и победителей конкурса, безусловно есть, однако несколько собеседников “Ъ” из числа конкурсантов видят в этом прежде всего заслугу руководства своих компаний или собственные личные связи.

«Выхлопа от самого конкурса по сути нет, но руководство компании, наставники принимали очень активное участие в нем и в судьбе конкурсантов, продвигая своих сотрудников»,— говорят полуфиналист и финалист конкурса из Приволжского и Центрального федеральных округов. Сами они получили после участия в конкурсе назначения на более высокие должности в госкомпаниях в Москве, в которых работали и до участия в конкурсе. «Сразу после окончания конкурса внутри компании была разослана информация об участниках конкурса, и вскоре поступило предложение занять более высокую должность в центральном офисе компании»,— говорит собеседник “Ъ” из Уральского федерального округа.

Депутат Госдумы, зампред ЦК КПРФ Юрий Афонин сам прошел программу развития президентского кадрового резерва РАНХиГС, в 2014 году был включен в резерв. В разговоре с “Ъ” господин Афонин назвал кадровую проблему одной из основных в стране: «Старых кадров уже нет, новых еще нет, а большинство толковых управленцев сегодня выбирают бизнес из-за несопоставимого с большинством позиций на госслужбе уровня зарплат. Найти, например, кандидата на должность главы муниципалитета крайне сложно. В условиях, когда кадровые лифты и региональные конкурсы не работают, а должности замещаются по принципам кумовства, такой федеральный конкурс действительно нужен, к нему проявляют высокий интерес, хотя он и не гарантирует трудоустройства»,— отмечает господин Афонин.

Региональные конкурсы, запущенные по аналогии с «Лидерами», пока в основном не работают, считает политолог Александр Пожалов.

Такие конкурсы он связывает с попытками пиара регионов, стремящихся доложить о реализации установок федерального центра. Населению их процедуры неясны, к заметной ротации чиновников не приводят — скорее «новые губернаторы приводят с собой знакомых или повышают действующих чиновников среднего звена». Вместе с тем региональные власти все чаще тестируют конкурсные процедуры: так, 10 октября глава Крыма Сергей Аксенов заявил, что выберет министров правительства по результатам конкурса. Ранее подобные процедуры при замещении должностей запускали главы Камчатки, Удмуртии и некоторых других регионов.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

comments powered by HyperComments
Подписывайтесь на нас в Telegram
Мы в Telegram
Поделиться в социальных сетях
Популярные новости

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: