Сутки отдежурил и три свободен — невыдуманные истории из жизни города N-ск

Новости Севастополя и России » Актуально » Сутки отдежурил и три свободен — невыдуманные истории из жизни города N-ск
21.08.2017
0
2 412
Старик с  фамилией Оплеухин, живет на берегу моря, в небольшом полукурортном городке N-ске, на самом краю земли. Впрочем, краем земли эти места стали недавно, до недавнего времени N-ск был самым настоящим пупом земли, вожделенной меккой отпускников и отставников.

Сутки отдежурил и три свободен - невыдуманные истории из жизни города N-ск

 

И рвались в него со всех краев, но сначала сломался единственный мост, потом пароход, и из почти столицы, N-ск стал медленно превращаться в провинциальный городишко, коих в стране немало…

Единственным связующим звеном города с остальной землей, а также источником туристов, «понаехавших», как их называет Оплеухин, остаётся биплан «Ан-2», «кукурузник» в просторечии…

Впрочем, и старик Оплеухин и не старик вовсе – отставник, бывший кап-три, начальствовавший когда-то на гарнизонном складе ГСМ, а ныне подавшийся в Вохру – караулить тоже, но в частной фирме. 

«На олигархов ныне пашу», — объясняет при случае Оплеухин. Но, несмотря на пролетарскую ненависть,  с работы не уходит – а где еще такое счастье найдешь – сутки отдежурил и три свободен.

Как все жители полукурортного городка Оплеухин сдает самосделанный во дворе курятник приезжим, гордо называемый «виллой у моря»; упорно копит на такой же – «внукам оставлю, гордиться будут».

И люто приезжих ненавидит  — за праздный образ жизни и никчемное времяпровождение. И вообще, по меткому выражению Оплеухина  — заплатили и свалили. Куда угодно – хоть на пляж, хоть к себе на «севера». Нет.. сначала помидоры с участка чтоб купили, а то для кого выращивали, да и на базаре невкусные, хоть и дешевле. А потом пусть валят!

Сутки отдежурил и три свободен - невыдуманные истории из жизни города N-ск

 

Ненавидит Оплеухин приезжих еще и за то, что с наплывом бездельников в городке ни машину возле магазина не поставить, ни даже в море не зайти.

Ну а про цены и говорить тошно – они взлетают с первым севшим самолетом. Потому, по мнению Оплеухина, все приезжие – зло. А большее зло – их орущие дети. И мусор после всей этой пьюще-орущей банды.

О деньгах, которые привозят эти самые «понаехавшие», на которые живет сам Опелухин и вся его семья в течении года, он  дипломатично умалчивает. Чтобы не мешали ненавидеть.

Опять же, как все отставники ездит он  на своем «жигуленке», купленном еще в спецмагазине по талонам. За заслуги. Но только летом, зимой — в гараж, так положено. И в общественный транспорт – и полезно, и новости послушать есть где. Потому что новости трамвайные для Оплеухина не просто новости, а стимул, руководство к действию.

Не верит Оплеухин давно уже всяким телевизорам и газетам, а уже тем более новомодным сайтам, обманывали они его не раз своей рекламой бессовестной, денежки вытягивали, потому и верит старому народному средству – ОБС (одна баба сказала), этим же средством и руководствуется.

Под раздачу и немилость Оплеухина в первую очередь попал канал «КИСС», который наш отставник презрительно называет «мэрским рупором» за постоянную любовь канала к мэру N-ска. Хотя каналы «Последний N-ский» и «Самый независимый канал N-ска», принадлежащие местным олигархам, Оплеухин тоже  презирает, как и само слово «олигарх».

Семья у  Оплеухина небольшая – жена-домохозяйка, да дочь. Дочь уже выпорхнула замуж за, как ни обидно было, учителя, который, по мнению Оплеухина не умеет «ни украсть, ни покараулить», но внуков Оплеухин любит безмерно, надеется передать им свой опыт, а потому зятя бестолкового терпит. Дочка же с работы своей ответственной – не хухры-мухры – секретарша в городской управе – периодически приносит подковерные новости, так горячо любимые папочкой.

«Инсайд», — говорит иногда по-иностранному Оплеухин своему шефу, начальнику склада. «Завтра адмирал-губернатора снимать будут, чемоданы уже пакует».

Назавтра адмирал-губернатора действительно снимают и отправляют в места очень далекие, и шеф проникается еще большим уважением к Оплеухину, думая, что приютил  на должности охранника реального разведчика под легендой. А Оплеухин все более укрепляется в собственном достоинстве. И все довольны.

Впрочем, от  разведчика-нелегала Оплеухин ушел недалеко — что на работе, что в свободное время он занимается одним и тем же –  бдит. Нет , не так – БДИТ!!!

Сутки отдежурил и три свободен - невыдуманные истории из жизни города N-ск

 

На работе —  как бы молодежь неразумная в кармане или канистре чего не вынесла; на свободе  — уже за всем подряд: за нравами, которые с каждым годом становятся все бесстыднее, за законностью, которой опять же становится все меньше; и в общем-то за всем подряд – за ЖЭКом, который не вывозит мусор, за продавщицей, продающей пиво без паспорта, ну и конечно же за властью, которая по мнению Оплеухина с каждой сменой не умнеет.

Мало того, в последнее  время складывается так, что власть в родном полукурортном городе Оплеухина с каждым разом все более молодая и, что обидно,  — пришлая, причем не из столиц каких, а из городишек, по мнению Оплеухина, мелких, отдаленных.

И что более всего Оплеухину обидно, что каждая новая власть, их, мудрых отставников, в лице Оплеухина,  задвигает все дальше, если не сказать глубже, совершенно не учитывая ни менталитет (Оплеухин специально вычитали и выучил это слово), ни прошлые заслуги. Работает власть эта сама по себе, что-то строит, что-то открывает, но с мудрыми и глубоко местными жителями общаться не спешит..

«Хуже курортников», — то есть, по мнению Оплеухина люди совсем пропащие, безо всякой надежды на исправление.

Совсем не гордясь городскими начальниками, Оплеухин упорно собирает на них досье – благо ляпов предоставляется немало – то портреты свои напомаженные по городу расклеят, то врачей разгонят и колдунов завезут, то в поэты-песенники скопом подадутся, как в секту какую, то еще какое шило на мыло поменяют.

А все надо фиксировать – ибо верит Оплеухин, что придет твердая рука и наваляет всем по самое… А он  — в дамках. Потому что БДИЛ!

Потому что беззаветно служил своему городу.

Вот так и живет старик Оплеухин –  в надеждах и чаяньях.

Периодически его, как всякого графомана и профессионального жалобщика, прорывает на эпистолярный жанр… Старик хватает бумагу и всецело ему отдается.

Вот тут на сцену выходим мы – честные его издатели. Потому как не меняем ни слова. И не платим ему ни копейки. Потому что честные. Потому что бумага – наша.

Завтра ждите первую историю от нашего Оплеухина.

 

P.S. Мнение редакции сайта «Слуга народа» может не совпадать с мнение авторов статей, опубликованных в разделе «Народные новости».

comments powered by HyperComments
Подписывайтесь на нас в Telegram
Мы в Telegram
Поделиться в социальных сетях
Популярные новости